Реклама ЖК "Изумрудный"

Статьи


2016

2015

2014

2013

2012

2011

2010

2009

2008

декабрь

ноябрь

октябрь

сентябрь

август

июль

июнь

май

апрель

март

февраль

январь

2007

16.01

В арабской тюрьме

В арабской тюрьме

Людмила никогда не любила сериалов. Все в них казалось ей надуманным, неправдоподобным — от диалогов героев до головокружительных сюжетных коллизий, призванных заинтриговать зрителя на сотню серий вперед. «Как вы это смотрите? — с искренним недоумением спрашивала Люда подруг, — ведь в жизни такого не бывает!» Девушка даже не подозревала, что скоро сама окажется в центре событий, способных лечь в основу сценария многосерийной мелодрамы.

Волшебный город на золотом песке

Когда любимый человек предложил Люде слетать на неделю в Эмираты, она была на седьмом небе от счастья. Причем обрадовал ее не столько предстоящий отдых, сколько сам факт совместного мини-отпуска — с Вадимом они встречались всего полгода, и это было их первое путешествие вдвоем.

До этого Люда успела побывать не в одном экзотическом уголке земного шара — на Кипре, Антигуа, Канарских островах, но Дубай поразил ее с первого взгляда. «Это настоящий оазис в пустыне, — рассказывала она подругам по телефону. — Город похож на волшебный мираж в раскаленных песках: повсюду растут пальмы, пляжи радуют глаз золотистым песком, в торговых центрах богатый ассортимент товаров, рестораны удивляют кулинарными изысками… Сверкающие небоскребы из стали, стекла и бетона больше напоминают фантастические сооружения будущего, чем привычные нам серые коробки многоэтажек. Причем двух одинаковых не найдешь — фантазия местных архитекторов безгранична».

Не разочаровал девушку и отель, в котором они остановились. Расположенный в самом дорогом районе Дубая — Джумейра, пятизвездочный гостиничный комплекс был стилизован под Венецию. Отделанные «под старину» песочно-бежевые здания отеля соединялись каналами, в лазурной воде которых плавали медузы и черепахи, а на пляж отдыхающих доставляла украшенная цветами гондола.

«Сервис там очень высокого класса, — рассказывает Людмила. — Например, в фойе нашего отеля постоянно обновлялись украшения из живых цветов — не просто букеты, а гирлянды, оригинальные скульптуры — настоящие произведения искусства. На кровати в номере мы ежедневно находили сюрприз — из чистых полотенец горничные сворачивали забавную фигурку — слона, кролика, кальмара, сердечко (причем они ни разу не повторились!).

Да и не только отели — в ресторанах, ночных клубах, шоппинг-молах все тоже устроено с большим вкусом и размахом. Достаточно сказать, что в дамской комнате одного из заведений стояли флаконы новой линии дорогого французского парфюма — туалетная вода и молочко для тела. Все желающие могли освежиться, а заодно протестировать аромат — в самом фешенебельном ресторане Украины я не могу даже представить себе ничего подобного!»

Но главный секрет арабского гостеприимства, по мнению Люды, кроется даже не в роскошной обстановке, а в том, что все местные служащие — от метрдотеля до уборщицы — необычайно приветливы и доброжелательны. С их уст не сходит не просто вежливая, а прямо-таки счастливая улыбка. Благодаря этому туристы со всего мира чувствуют себя в Эмиратах самыми желанными гостями, и им хочется возвращаться сюда снова и снова…

Неожиданное изгнание из рая

«С таким же ощущением счастья покидали Дубай и мы, — вспоминает Люда. — Стоя в очереди на регистрацию в аэропорту, мы с Вадиком, загорелые, нарядные, обсуждали подробности отличного отдыха, но мыслями были уже дома — от Украины нас отделяли каких-то четыре часа полета. Расслабившись, в аэропорту мы вели себя по местным меркам довольно раскованно: открыто улыбались друг другу, кажется, даже держались за руки — на улицах Дубая, где действуют строгие восточные законы, подобное поведение запрещено. Возможно, именно это и привлекло к нам повышенное внимание молодого араба-таможенника…»

Внимательно вглядевшись в загранпаспорта украинцев, служащий аэропорта зачем-то позвал охрану. Люду и Вадима быстро оттеснили от других пассажиров и завели в небольшую комнату. Молодые люди не перекинулись и парой слов, как на Вадима… надели наручники и вывели из помещения. Не успевшая испугаться и совершенно сбитая с толку Люда осталась в комнате под присмотром толстой таможенницы. На вопрос девушки: «Что случилось?» она отвечала раздраженными тирадами на арабском языке, из которых Люда не понимала ничего. Но по интонации девушка поняла, что ей советуют сидеть молча и ждать.

Минут через тридцать в комнату вошел пожилой араб в форме и, сочувственно улыбаясь, попытался поговорить с задержанной. Людмила, почти не знающая английского, уловила лишь суть сказанного: есть сомнения в подлинности их загранпаспортов, но если она согласится подписать кое-какие бумаги, то сможет вновь увидеть своего бойфренда. «Услышав это, я сразу насторожилась, — вспоминает Люда. — Предлагаемые мне на подпись листы были исписаны арабской вязью, и, естественно, я не понимала в них ни слова. Впрочем, если бы текст был на английском, я тоже вряд ли смогла бы его прочитать. Поэтому я твердо, насколько это позволял мой словарный запас, отказалась что-либо подписывать и потребовала встречи с Вадиком. Мои охранники как-то странно переглянулись друг с другом и сказали: „ОК, тогда поехали“. На меня тоже надели наручники и вывели через какой-то служебный выход. Ожидавшая нас машина подтвердила мои худшие опасения: это был полицейский джип с зарешеченными окнами…»

Эмиратская пленница

Поездка длилась довольно долго. Все это время девушка молча сидела в машине, даже не пытаясь запомнить, в каком направлении ее везут. Выйдя из автомобиля, Люда увидела огромное приземистое здание, которое оказалось женской тюрьмой. Открывшаяся взору Людмилы картина напоминала кадры из голливудских фильмов: длинный узкий коридор, по обе стороны которого — зарешеченные от пола до потолка камеры, а к прутьям приникли десятки любопытных женских лиц. Почти все женщины-арестантки были темнокожими, они с жадным интересом рассматривали новенькую, тянули к ней руки, кричали что-то на незнакомых языках. Это были китаянки, филиппинки, эфиопки, нигерийки, пакистанки… Девушка оказалась здесь единственной европейкой.

Люда в негодовании обернулась к своим сопровождающим: «Где Вадим?!» Ей ответили: Wait, five minutes («Ждите 5 минут») и оставили в коридоре, где не было даже стула. Обещанные пять минут растянулись на пять часов — измученная переживаниями девушка первое время стояла, но потом, обессилев, села прямо на грязный пол, привалившись спиной к стене.

Первая ночь в тюрьме

«Сначала я просто не могла поверить в то, что мое пребывание здесь может затянуться надолго, — рассказывает Люда. — Первые пару часов мне казалось, что вот сейчас войдет Вадик, возьмет меня за руку и заберет из этого ужасного места. Ведь не может такого быть, чтобы нас, приличных, законопослушных граждан европейской страны, ни за что ни про что могли посадить в тюрьму. К тому же мы опоздаем на наш самолет!»

Когда Люда поняла, что сегодня никто за ней не придет, а на улице уже глубокая ночь, у нее не было сил даже заплакать. «Я хочу спать», — сказала она проходившей по коридору грозной надзирательнице. Та, казалось, только этого и ждала. У девушки тут же забрали все личные вещи: сумочку, мобильный телефон, украшения, часы, разрешили оставить только книгу — с собой у Люды был роман Булгакова «Мастер и Маргарита». Ее завели в одну из камер — большинство ее обитательниц уже спали. Одна из девушек, смуглая и кудрявая, поднялась навстречу Люде, взяла ее за руку и усадила на свою кровать. Потом так же молча стала стелить постель на втором этаже двухъярусных нар. Когда приготовления были закончены, новоявленная подружка погладила Люду по голове и задумчиво сказала: Beautiful… («Красивая»), а потом посоветовала: Sleep! («Спи»). Людмила послушно, как зомби, забралась на свою жесткую койку и провалилась в тяжелое забытье.

Что со мной будет дальше?

Разбудил ее громкий и противный монотонный стук: это надзирательница изо всех сил колотила палкой по решеткам камер. Оказалось, таким образом осуществлялось «приглашение» к завтраку — он здесь начинался в пять часов утра. Люде пришлось встать и плестись вместе со всеми в «столовую». Каждой заключенной полагался поднос с двумя вмятинами в нем — своеобразными тарелками. В эти тарелки на раздаче плюхали что-то малосъедобное и на вид, и по запаху. Ложек и вилок не было — все арестантки ели руками. Первый день Люда с отвращением наблюдала за тем, с каким аппетитом ее соседки уплетают тюремную еду. «Как животные», — брезгливо думала она. На второй день голодания ее брезгливость пошла на убыль. На третий — Людмила, превозмогая себя, решительно выковыряла и съела из блюда, похожего на салат, узнаваемые фрагменты — кусочки капусты и яблока.

Но муки голода были ничто в сравнении с моральными терзаниями. Люда страдала от неизвестности, постоянно задавая себе десятки вопросов: что с Вадимом? как он найдет ее в этой ужасной тюрьме? за что их задержали и когда освободят?! Ответов на эти вопросы не было — ее регулярно вызывали на допросы (иногда на них поднимали даже среди ночи), но девушка не понимала ни английского, ни арабского, а ее тюремщики, естественно, не владели русским. Поэтому все попытки что-нибудь выяснить были безрезультатными.

Когда наконец вызвали переводчика, он тоже не особо прояснил ситуацию. Официальная причина задержки — якобы поддельный паспорт украинки — не выдерживала никакой критики: Люда не раз бывала за границей, к документу не возникало никаких претензий. Ее расспросы о Вадиме упирались в глухую стену — в тюрьму ее привезли одну, никакого парня никто не видел. Дежурная-«мадам» (так здесь называли надзирательниц) вообще считала, что хитрая украинка придумала себе несуществующего бойфренда, чтобы запутать справедливое правосудие Эмиратов.

Занятия по фитнесу для сокамерниц

Чтобы не сойти с ума от бездействия, Люда решила чем-то заняться. Поскольку она — профессиональный фитнес-тренер, подходящее занятие нашлось само собой: Людмила стала трижды в день тренироваться. С утра — фитнес, в обед — пилатес, вечером — силовая тренировка. Восемь сокамерниц вначале наблюдали за ее упражнениями с нескрываевым любопытством, затем эфиопка Аддис — девушка, пожалевшая Люду в ту роковую ночь, — подошла и жестами попросила разрешения заниматься вместе с ней, вскоре подтянулись и остальные. Люда тут же привычно сформировала группу. На следующий день желание улучшить свою физическую форму выказали и обитательницы остальных камер (днем им всем разрешалось выходить в специальный дворик для прогулок). Чтобы удовлетворить тягу к спорту всех желающих, Людмиле пришлось составить график тренировок (на английском!) и вывесить его в тюремном коридоре. Смуглые девушки с усердием выполняли упражнения: приседания, махи руками и ногами, наклоны в сторону. В перерывах между занятиями девушка читала Булгакова и размышляла над сложившейся ситуацией.

Вскоре появились новости. Их источником стал богато одетый араб — начальник уголовной полиции, к которому Люду отвезли в уже знакомом полицейском «бобике». От него девушка наконец узнала истинную причину своего ареста. Оказывается, в день их отлета в одном из торговых центров Дубая на колоссальную сумму — около двух миллионов долларов — был ограблен ювелирный бутик. В дерзком преступлении, совершенном всего за несколько минут, подозревали славян: одна из продавщиц бутика была то ли русской, то ли украинкой и после ограбления бесследно исчезла — ее считали наводчицей. По иронии судьбы, перед отъездом в аэропорт Люда и Вадим гуляли по этому торговому центру, и их вполне могли зафиксировать камеры наблюдения. Этой малости в такой стране, как ОАЭ, слывущей чуть ли не самой безопасной в мире из-за своих суровых законов (за поцелуй или бранное слово в публичном месте здесь можно попасть в тюрьму!), оказалось достаточно, чтобы украинцев стали подозревать в столь серьезном преступлении.

Влиятельный араб также рассказал Люде, что Вадим сидел в другой тюрьме и сегодня уже вышел на свободу — в доказательство девушке показали фото любимого в тюремной базе данных. «От радости, что с ним все в порядке, я готова была поцеловать монитор с изображением Вадика!» — вспоминает Люда. Самой Людмиле начальник посоветовал добровольно сделать снимок сетчатки глаза, отпечатки пальцев, рук до локтей, сдать кровь на ДНК и т. д., чтобы снять с себя подозрения в ограблении. Естественно, девушка с готовностью согласилась. После этого дело сдвинулось с мертвой точки.

«Бойфренд приходил!»

Такими возгласами встретили Люду в ее «родной» тюрьме. Оказалось, что пока она была в уголовной полиции, Вадим пытался добиться свидания с пропавшей любимой, а когда это не удалось, оставил для нее письмо и передачу. Последнее, вообще-то, запрещалось, но суровая «мадам», растроганная столь редкой для этого места романтической историей (обычно к девушкам никто не приходит), в виде исключения разрешила посылочку оставить. Там были шоколад, печенье, вода — настоящие сокровища по тюремным меркам! Люда щедро поделилась ими с новоприобретенными подружками и стала надеяться на лучшее. Лучшее заставило себя ждать: ее отпустили под залог в несколько тысяч долларов лишь спустя долгих пять дней. Всю сумму внес местный предприниматель Ибрагим — владелец арабской турфирмы, отвечающей за прием украинских туристов в Дубае. Еще две недели Люда с Вадимом провели в ОАЭ, ожидая, пока суд подтвердит подлинность загранпаспорта девушки. В тот же день, когда документ вернули, они с облегчением покинули казавшуюся вначале такой гостеприимной восточную страну. Перед украинцами никто даже не извинился…

Случайностей не бывает

Людмила рассказывает о случившемся с ней на удивление спокойно, с улыбкой и лирическими отступлениями — эта необычная девушка способна видеть хорошее даже в самых негативных событиях. На память о днях, проведенных в арабской тюрьме, ей осталась тетрадь с полудетскими рисунками, трогательными пожеланиями и домашними адресами смуглых сокамерниц из Эфиопии, Нигерии и Пакистана.

«Эти простые малообразованные девушки, готовые поделиться со мной всем — от яблока до пижамы, многому меня научили, — говорит Люда. — Все они попали в тюрьму за разные провинности — кто-то нелегально работал, у кого-то нашли фальшивые документы или даже наркотики. Но в этих людях столько доброты и наивной веры в хорошее, что невольно сравниваешь их с детьми.

Восточные женщины очень уважительно относятся к чужому мнению, особенно к религии, культуре. В тюрьме все вели себя по-разному: одни монотонно пели, вторые молились, третьи устраивали бойкот „мадам“. Но никто никого не осуждал, не приставал с глупыми вопросами или бесполезными уговорами. Этому нам, украинцам, еще предстоит научиться».

А еще Люда чувствует, что все произошло не просто так, и… благодарит судьбу за подаренный уникальный опыт: «Во-первых, мне удалось увидеть другую сторону Эмиратов — ту, которую не показывают туристам. Во-вторых, оказалось, что я очень сильная. А в-третьих, наши с Вадимом чувства выдержали такое серьезное испытание — теперь я верю, что это настоящая любовь».

Ирина Кадченко,
«Единственная»

Ссылки по теме:

Обсудить на форуме


Назад

Открыть учебник

© 2007—2017 Models.ua
Все права защищены. Копирование материалов представленных
на сайте возможно только со ссылкой на сайт models.ua.

Создание сайта — студия «Март»