Реклама ЖК "Изумрудный"

Статьи


2016

2015

2014

2013

2012

2011

2010

2009

2008

декабрь

ноябрь

октябрь

сентябрь

август

июль

июнь

май

апрель

март

февраль

январь

2007

28.06

«Пятая точка» мироздания

«Пятая точка» мироздания

В мужской антропометрии Она занимает весьма скромное место: мужчины пользуются Ею преимущественно для того, чтобы сидеть. А потому особым разнообразием в данном вопросе похвастать не могут. Впрочем, и речь-то не о них. У женщин же Она может принимать самые разные обличия: быть роскошно-пышной или ювелирно-миниатюрной, непорочно-белой или экзотически смуглой, маняще-округлой или аскетически-худощавой... В любом случае, не заметить факта Ее наличия у женщины просто невозможно. Если бы природа вдруг по халатности забыла снабдить Ею лучшую половину человечества, кто знает, может все дальнейшие отношения между мужчиной и женщиной развивались бы по совершенно иному сценарию. Но природа не дура, а мужчина не слепец. Поэтому женская попа, — а именно о ней пойдет речь, — была и остается для мужчины одним из важнейших критериев, отправным пунктом в оценке женщины.

Бывает ли любовь с первого взгляда? Безусловно, да. Но, со стороны женщины было бы опрометчиво верить мужчине, который уверяет, будто полюбил ее, заглянув ей в глаза. Этот взгляд был как минимум вторым. Положа руку на сердце — кто из нас не устремлялся вслед незнакомке «вслепую», — привлеченный покачиванием ее бедер, на ходу додумывая все остальные прелести их обладательницы? Даже при самом официальном, деловом, разговоре с женщиной, когда следует избегать непротокольных взглядов, стоит ей повернуться спиной, как глаза мужчины фокусируются на отметке ниже спины. Женщины об этом прекрасно осведомлены, а потому пользуются своим «пятым элементом» как безотказным оружием в достижении своих целей. Мужчины же, зная, что те знают, тем не менее, продолжают вести себя так, как будто видят «это» в первый раз.

Даже на фазе самого близкого знакомства с женщиной, когда ее тело изучено мужчиной вдоль и поперек, его руки нет-нет да и соскользнут к ее «магнитному полюсу», поощряя его всевозможными поглаживаниями, похлопываниями, пощипываниями. Такая тактильная тяга отчасти может быть истолкована с точки зрения геофизики, отчасти — собственническими мужскими инстинктами. Если исходить из того, что каждая женщина — это отдельная планета, то попа — это самый ее экватор. Охватывая его, мужчина чувствует себя первопроходцем и единоличным пользователем. Однако до конца природу этого магнетизма мужской разум объяснить не в состоянии.

Говоря вообще, трудно переоценить значение женской попы в историко-культурном генезисе цивилизации. Она, выражаясь прагматичным языком политэкономии, является ее «базисом» и «надстройкой». Эстеты и поборники морали раздраженно поморщатся: как можно! А как же глаза?! В самом деле, поэты и литераторы всех времен взахлеб воспевали очи черные, очи разные — они, мол, и есть тот самый источник, который питает безбрежный океан мужских чувств. Но сами, тем не менее, всякий раз пускали слюни при виде аппетитной женской...

Что касается четкого определения самого объекта споров, то здесь мнения поэтов и прагматиков всегда расходились. Степень метафоричности, которой наделяли эту волнующую часть женского тела, в каждом случае была обусловлена особенностями той или иной профессии. Представители «земных» ремесел сосредоточились на физической и пространственной стороне предмета: «филе», «задница», «тыл», «круп», «казенная часть» и даже «наковальня»... Моряки отождествляли ее с корабельной кормой, не удержавшись за которую, рискуешь утонуть в хаотичной пучине жизни. Самый полный и смачный список наименований, кто интересуется, найдет у Франсуа Рабле. Музыканты сравнивали женскую попу со скрипкой, гитарой или виолончелью — руководствуясь конкретными размерами «инструмента». Садоводы находили в ней сходство с благоуханным плодом дыни или спелым персиком. Весьма емкое сравнение — если персик, конечно, не «перезрел».

Кстати, независимо от поэтичности профессии, хороший тонус попы неизменно ассоциировался с активным возрастом женщины, в котором та оставалась подругой, невестой, матерью. С переходом в разряд бабушек она, увы, утрачивала шансы именоваться «спелым персиком». Не случайно сегодня женщины всего мира озабочены вопросом сохранения привлекательности этого своего аксессуара. Любая реклама современных средств для похудения визуально сконцентрирована на ягодицах. Впрочем, мы немного забежали вперед.

Тому предшествовала довольно длительная дискуссия между прагматиками и лириками. Лингвисты поставили перед мировой общественностью головоломный вопрос: попа — орган парный, но практически во всех своих многочисленных ипостасях фигурирует в единственном грамматическом числе. В ответ на что антропологи и медики со свойственной им прямотой разделили столь деликатную деталь женского тела парным термином «ягодицы». Но под давлением лириков согласились на компромисс — вытащили из пыльного чулана науки прозаическое слово «таз». И всю экзистенциальную сущность попы банально свели к размерам этого самого таза, т.е. к воспроизводящей способности женщины. Женщину с маленьким тазом дремучий феодализм незаслуженно забраковал как неспособную к рекордным показателям в продолжении рода. Интересно, что тоталитарные режимы с удовольствием взяли эту методологическую установку на вооружение. Геббельсовская трактовка женской добродетели подразумевала обязательное наличие крепкого арийского зада. Недалеко ушли и идеологи коммунизма, рассматривая женщину сзади исключительно с точки зрения воспроизводства. Большой таз — хорошо: будешь мамой, получишь медаль! Маленький — иди работай над собой...

Дискриминация по такому признаку грозила дойти до абсурда: женщин с маленьким тазом ревностные провинциальные банщики отказывались пускать в баню. А при даче рекомендации какой-нибудь молодой сотруднице за границу, партком двусмысленно вопрошал сам себя: «Как же мы ее за границу пошлем — у нее-ж-опыта-нет».

Предмет спора долго лихорадило, как стрелку барометра при перемене погоды. История, сама будучи женщиной, то отращивала попу до размеров промышленных холодильных установок, то доводила ее до такого мизера, что мужчинам смотреть становилось не на что. В моду входила то имперская пышность в духе Екатерины, то чувственная конкретность в стиле Мэрилин Монро, то эстетика приснопамятных 60-х, когда супермодель Твигги личным примером доказала, что и в комплекции можно достичь отрицательных величин.

Новый виток эволюции общественного вкуса — и «дистрофию красоты» снова побеждала «сексапильная припухлость тела». Рубенсовский тип долго питал вдохновение художников 70-х. Великий Феллини с нескрываемым удовольствием смаковал мощь и великолепие задницы, ничуть не находя это слово обидным. Тут впору было бы даже употребить такой зоотехнический термин, как «круп». Дородные велосипедистки в бессмертном «Амаркорде», обжимающие пышными ягодицами седла велосипедов, стали своеобразной классикой «крупного» плана в кинематографе того времени. Не менее показателен клип славной группы Queen, в котором уже сотни девушек с очень развитыми формами крутили педали, вводя в экстаз добрую половину мужского поголовья: «Fat-bottommed girls, You make the rocking World go round!»

А чтобы толстопопые окончательно не сорвали этот мир с петель, другая половина мужчин усердно работала над облегающим фасоном женских брюк. И мода снова делала поворот — на сей раз в пользу субтильных худышек. Наверное, поэтому попа так и осталась не охваченной унифицирующей сеткой промышленных размеров. Если грудь худо-бедно помещалась в лимит от нулевого до шестого, то строптивая попа ну никак не поддавалась стандартизации. Ее, как сказал поэт, «аршином общим не измерить».

К счастью, победил здравый смысл, который, как известно, является прерогативой мужчин. Глядя, как их несчастные, но прекрасные половины, истязают себя в погоне за мифическим идеалом, кто-то мудрый из них с обстоятельностью красноармейца Сухова заявил: стоп, барышни! Не гоже женщине заниматься перетягиванием каната при помощи места, мало к тому приспособленного. Попы всякие нужны, попы всякие важны! Большая или маленькая — не важно. Работайте над формой!

И акцент с размеров был перенесен на силуэт. Искусно отформованная попа стала предметом культовым. И как всякий культ, тут же обросла, с позволения сказать «поп»-культурой«и даже целой «поп»-индустрией. К разработке темы подключились представители всех без исключения отраслей мирового народного хозяйства, исключая разве что космонавтику. Оживились и владельцы фитнесс-клубов, а также косметологи и специалисты в области пластической хирургии.

Были разработаны специальные методики, благодаря которым попа приобретала кондицию грецкого ореха. А Джейн Фонда в специальном курсе коллективной аэробики на себе демонстрировала результаты чудо-упражнений. Косметологи изобрели целлюлит, признаки которого тут же обнаружили у себя миллионы обладательниц вчера еще безупречных поп, попок и попочек. Ягодицы, тронутые этим новым недугом, сравнивали с апельсином. Добро если бы речь шла о вкусовых качествах — на вкус и цвет, как говорят, товарища нет. Но, глядя на покрытую малоэстетичными буграми красоту, мужчинам-обожателям увядающих поп ничего не оставалось, как раскошеливаться. Вообще, вся эта история с целлюлитом, по объему средств, брошенных на его ликвидацию, попахивает тщательно спланированной диверсией. Одно радует: самим мужчинам целлюлит не грозит — кстати, еще одно кардинальное отличие «тыльной» мужской физиологии от женской.

Однако, как свидетельствуют медики, попа состоит не только из подкожного жирового слоя, но еще из мышц, по количеству которого она — безусловный чемпион в человеческом теле. Те мышцы, которые вопреки мужественным потугам не поддавались вышеуказанным методам коррекции, подлежали безжалостной ампутации. Красота требует жертв — и миллионы радикально настроенных женщин добровольно принесли себя на ее алтарь, пустив вчерашнее великолепие под хирургический скальпель. Поступок пусть несколько безрассудный (ведь что упало, то пропало, а мода назавтра может снова перемениться), но все же честный.

Наиболее ушлые попросту стали прятать старое содержание в новые формы, вводя в заблуждение наивных «потребителей». Благодаря новым технологиям в их арсенале сегодня — целый боекомплект всевозможных «невинных» уловок и откровенных подделок. Тут и стягивающее белье, и бандажи, и пояса, и корректирующие колготки, и тому подобные хитроумные инструменты подлога.

Так что брать этот товар следует без упаковки — «нетто», то есть, полностью удостоверившись в его подлинности. Низкий поклон прогрессивно настроенным мужчинам — модельерам Высокой моды. В моделях, изобретенных такими честными ребятами, как Жан-Поль Готье или Александр МакКуин, женщине ничего не остается, как быть такой, какой она есть. В платье с полностью оголенным тылом, как в деревне — от людей не скроешься.

Но в основном современная мода нацелена не на сокрытие изъянов тела. Она с удовольствием подчеркивает естественные его преимущества. При этом вовсе не обязательно раздевать женщину, лишая мужчин возможности пофантазировать. Лучше обнаженной женской попы может быть только попа, задрапированная Тьери Мюглером. Глядя на его супероблегающие силуэты, просто не веришь, что их содержимое может быть искусственным. Все по-настоящему: сверху 90, посредине 60, внизу тоже 90.

Одно безусловно — каждая женщина ищет «приключений» на свои нижние 90. И за тысячи лет она научилась пользоваться ими столь же точно и безошибочно, как метатель ножей в цирке. Заметив заинтересованный мужской взгляд, она тут же преображается, даже если не думает в этот момент о каком-либо серьезном продолжении. Изящные половинки ее заднего естества словно играют друг с другом в кошки-мышки. И хорошо, если это просто наивный экспромт, бессознательное желание нравиться. Но если это часть заранее спланированной игры, то незавидная роль мышки отведена вовлеченному в нее мужчине.

Однако опытный наблюдатель и хороший психолог способен разгадать, что таят эти перекатывающиеся под обтягивающей тканью полушария. Присмотритесь внимательно — к калибру, типу этого оружия, и тому, как женщина его носит. При этом не обязательно идти в бассейн или тренажерный зал, где все видно, как на ладони (увы, пока не вашей. Но это только пока...). Этот эксперимент не требует полного раздевания противника, а потому проводить его можно в любом удобном для созерцания месте. А вот и первый подопытный экземпляр...

Выдающаяся, выпирающая попа — атрибут женщины, уверенной в том впечатлении, которое она им производит. Иначе бы, зачем столь явно его демонстрировать? Не станете же вы выставлять на показ впалую грудь или недостаточно волевой подбородок. Она прекрасно знает о силе своих «аргументов» и проверяет их на практике, с удовольствием наблюдая ваше замешательство. Однако при умело выстроенном диалоге, приправленном откровенными комплиментами, выпуклость ее форм заметно смягчается. А ее природная импульсивность может стать вашим лучшим помощником в налаживании более теплых дипломатических отношений.

Женщина с плоскими, «мальчишескими», ягодицами — как правило, столь же по-мужски умна. И нередко остроумна до едкости. Она не преминет обдать вас желчью, потом, возможно, пожалеть об этом, но виду никогда не подаст. Апеллируйте к ее рассудочности, проявите свой интеллект и сыграйте напускную индифферентность. И вскоре убедитесь: сексуальности в обладательнице плоских ягодиц наверняка окажется не меньше, чем в представительнице «выпуклого» типажа.

А вот — вроде бы, все на месте, но в общем «экстерьере» явно читается какая-то напряженность. Напряженная попа — свидетельство «оборонительной доктрины». Женщина с поджатыми ягодицами — вместилище комплексов, как поведенческих, так и сексуальных. Пусть вас не вводят в заблуждение ее развязные манеры. Окажись вы сейчас в постели — эта развязность ограничилась бы тремя позами новобранца Кама Сутры. Ласково похлопать такую по попе — все равно, что пощупать брюшной пресс гимнаста, — броня! Тут нужна серьезная психологическая работа, результаты которой будут зависеть от квалификации «терапевта». Зато, добравшись до причины ее внутреннего конфликта, можете рассчитывать на 1001 ночь. И столько же «сказок Шахерезады» в качестве бесплатного бонуса!

Безусловная находка для любого наблюдателя-практика — рельеф средней выпуклости, с четко отработанной амплитудой раскачивания при ходьбе. Женщина с такими признаками изначально готова к диалогу. С ней не нужно напрягаться, обсуждая достоинств нового иранского кинематографа или недостатки последнего спектакля Виктюка. Она по-земному естественна, знает, чего хочет от жизни вообще и от вас в частности. И прежде чем вы успеете подумать о прелестях совместного времяпрепровождения, она предложит это сама. Но не обольщайтесь, приписывая столь быстрый успех исключительно собственным достоинствам. Она сама выбрала вас — и так поступает со всеми, кто попадает в поле ее интереса.

Сложней всего приходится с классической попой в форме перевернутого сердечка, которую ее обладательницы носят как дорогой костюм — грациозно, с достоинством и некоторым вызовом. Против такой не устоит ни один нормальный мужчина. Но силе должна противостоять сила. Если вы не чувствуете в себе таковой, то лучше вовсе не подавать заявку на участие в этом поединке, иначе запутаетесь в собственных костылях. Впрочем, безумству храбрых... Нет, не так. Орешек знанья тверд, но все же...

Отчего многие робеют при встрече с этим типом? Чтобы понять, попробуйте пофлиртовать с женщиной, сидящей за рулем новенького Porsche... То-то же. Естественная стервозность, свойственная красоте, к тому же, усугубленная материальной избалованностью, — ее вторая натура. Но вас-то, как раз, должна интересовать первая, основная. Для того, чтобы развернуть эту избушку «к себе задом», следует, подобно Ивану-царевичу, предстать перед ней во всем блеске своего фасада. Доставайте все свои козыри, включая пятый туз из рукава. Вы думаете, она сама не тяготится своей недоступностью? Станьте на ее место. Будь ваше главное мужское достоинство столь же совершенно, не уж-то вы удовлетворились бы сознанием того, что обладаете им? Испытать своею власть над мужскими самообладанием, она, будьте уверены, не единожды могла и до вас. И очередной приступ робости, транс, столбняк, ее только раздражают.

Так что, вперед и решительней, — используя весь запас своего обаяния, красноречия... и, что вполне вероятно, — денежных знаков. Но и раскошелившись, все равно имейте в виду: ваши интимные ожидания в данном случае могут потерпеть фиаско. «Сердечко», отвыкшее от всякой душевной работы, в постели может оказаться инфантильным. Хотя, большинство проявляет чудеса изобретательности — как бы поощряя за смелость, на которую «робкий десяток» оказался неспособен.

Но даже если ваши лучшие чаяния сбудутся с лихвой, будьте готовы к самым неожиданным переменам в жизни. Безрассудство — эта подчас приятная, но все-таки аномалия — станет для вас ее нормой. Обычную логику вам придется сдать в утиль. А, лишившись этого спасительного мужского дара, вы рискуете стать послушным объектом женских манипуляций. Хотя, манипуляция — слово в данном контексте не совсем верное, поскольку восходит к латинскому manus — руки. Но, в отношении предмета нашего разговора соответствующего термина, к счастью, еще не придумано...

Олег Лошкарев


Назад

Открыть учебник

© 2007—2017 Models.ua
Все права защищены. Копирование материалов представленных
на сайте возможно только со ссылкой на сайт models.ua.

Создание сайта — студия «Март»