Реклама ЖК "Изумрудный"

Статьи


2016

2015

2014

2013

2012

2011

2010

2009

2008

декабрь

ноябрь

октябрь

сентябрь

август

июль

июнь

май

апрель

март

февраль

январь

2007

28.07

UKRотительницы подиумов

UKRотительницы подиумов

«Жила-была девочка. Училась в школе, думала о поступлении в вуз. Однажды на улице к ней подошла женщина и, представившись сотрудником модельного агентства, предложила сделать фотосессию...»Думаете, это начало страшной сказки, какими любят потчевать сограждан по пятницам низкопробные газетенки? Вовсе нет. Но это действительно начало сказки. Сказки о том, как девочки становятся моделями. Именно так, с разговора на улице, началась стремительная карьера харьковчанки Марии Тельной, которая через три месяца после первой в жизни фотосессии для столичного модного журнала уже летела в Париж. Именно так нашли Наталью Чабаненко, которая на предложение поехать в Милан смогла сказать только: «Я же техникум еще не закончила, у меня экзамены...» После того, как она открыла и закрыла показ Prada, и уже немногим позже подписала с компанией эксклюзивный контракт, вопросов о техникуме ей не задают. Так началась карьера Евгении Тимошенко, ныне владелицы модельного агентства Faces. Можно приводить бесконечное количество примеров о том, как наши соотечественницы, едва получив паспорт, становятся лицами рекламных кампаний и получают немалые гонорары. Это не единичная случайность — это новая профессия. Профессия модели.

Мифология выбора

Когда человек наблюдает за кем-то из-за угла, рано или поздно он начнет создавать мифы. За жизнью моделей следят тысячи — им завидуют, им подражают, о них пишут. Из-за угла кажется, что модельный мир — рай для блондинок. Что, попадая туда, забываешь о происходящем в мире, погоде за окном или лидерах избирательных кампаний. «Там» погоду определяют на полгода вперед из-за сезонности коллекций, лидирует тот, кто выиграл контракт с крупной фирмой, а все модели дальше своих каблуков ничего не видят. Но на самом деле основная масса моделей — маленькие девочки, которым не хватает мамы, домашнего тепла и бабушкиных пирожков. Маленькие девочки, которые сами сделали свой выбор, сознательно отказавшись и от пирожков, и от прогулок с подружками, и от всех тех глупостей, которыми обычно забита голова в 17. Эти взрослые маленькие девчушки вкалывают по 16 часов в сутки, спят в самолетах по дороге с показа на показ, бегают по кастингам и фотосессиям. На них ежедневно накладывают килограммы тональных кремов и пудр, их волосы начесывают до состояния мочалки или обклеивают скотчем, они часами неподвижно стоят перед фотокамерами под проливным дождем или палящим солнцем. Зачем? — спросите вы. На этот вопрос нет однозначного ответа. Они зарабатывают деньги. Они мечтают о славе. В конце концов, им это просто нравится!

Модельные агентства как организованные структуры появились на Западе после Второй мировой войны. У нас — 10-15 лет назад, хотя и в Советском Союзе существовали Дома моды, где работали девушки-манекенщицы. Но парадокс «совкового» менталитета состоял в том, что, когда коллекции советских модельеров выезжали на выставки за границу, манекенщиц представляли не как моделей, а как будущих филологов или архитекторов. То, что наших соотечественников сегодня удивляет — «феномен украинских моделей», «востребованная украинская красота» и т. д. — является обычным делом для модельного бизнеса. Просто Украина вошла в него недавно. Когда я задала вопрос Александру, букеру парижского агентства Next, о том, как работается украинкам в западных агентствах, ему потребовалась пара минут, чтобы понять, что я от него хочу. Для парижского букера все модели — вне национальности. Это просто его подопечные, которые профессионально выполняют свою работу. Но он не мог не признать, что сейчас появилось очень много украинских моделей. «Связано ли это с модой на славянский типаж?» — задала я наводящий вопрос. «В этом сезоне продолжается мода на классические красивые лица, с правильными чертами, на девушек с идеальной фигурой. Среди славянских девушек много именно таких», — согласился Александр. Красоту украинских женщин отмечают и поэты, и скауты модельных агентств. И на них всегда будет спрос, несмотря на тренды. Поэтому нет причин волноваться о том, что украинские модели останутся без работы. «Профессиональный век модели короток — 3-4 года, — говорит Стас Янкелевский, директор международного отдела киевского агентства L-Models. — И очень сложно задержаться надолго. Ежегодно появляется 10 или 15 новых лиц, которые полностью меняют состав моделей». Стае знает, о чем говорит — только его агентство ежегодно отправляет в Милан, Париж и Нью-Йорк около 30 моделей.

Просто серьезная работа

И теперь самое время раскрыть секрет нашей сказки о девочке, которую нашли скауты в уличной толпе: как же наши модели попадают на Запад? «Мы работаем комплексно, в стиле западных агентств, — продолжает Стас Янкелевский. — Выращиваем перспективных моделей дома и продвигаем их на международный рынок. Вообще, есть несколько путей — легкий и правильный. Мы выбираем последний: работать только с самыми сильными агентствами. Мы же не турбюро, задание которого — просто отправить модель за границу. Если мы видим перспективную девушку, можем поначалу связать ее с небольшим агентством, затем дать возможность набраться опыта в Азии и уже потом выводить ее на европейские просторы. Многое зависит и от агентства, его контактов, влиятельности». Пожалуй, скаут западного агентства на киевской улице, нашедший жемчужину и подаривший ей головокружительную карьеру, — это действительно сказка. Модельный бизнес неспроста назван бизнесом — тут чудес не бывает, только серьезная работа. И только с серьезными агентствами. Как правило, все солидные региональные модельные агентства состоят в партнерских отношениях со столичными коллегами, потому что плацдармом для европейской карьеры моделей служит столица.

Успешно работают с зарубежными агентствами также Faces, Karin MMG, VO!Models, Intermodels. Представители модельного бизнеса не берутся сказать, сколько наших девушек работает за границей. Известны лишь те, кто вошел в «топ». И у каждого украинского агентства — своя «звезда». В Karin MMG — Наталья Гоций, которая была первой украинкой, сделавшей карьеру модели на Западе. В 2004 году она выиграла международный конкурс «Супермодель мира», после чего последовали контракты с Calvin Klein, Carolina Herrera, D&G, MaxMara, Roberto Cavalli, Givenchy, Valentino, фотосессии в глянцевых журналах. Она, кстати, — достойный пример того, что украинские топ-модели, добившись мирового успеха, предпочитают возвращаться на родину. Звезда VO!Models — приготовьтесь! — Снежана Онопко, самая титулованная украинская модель, занимающая 18-е место в рейтинге 50 лучших моделей мира на сайте www.models.com. С ней работают лучшие фотографы, она часто мелькает на обложках Vogue, Numero и других популярнейших изданий о моде, любимица Карла Лагерфельда, Доменико Дольче и Стефано Габбаны, Александра МакКуина и многих других дизайнеров. «Номер один для L-Models — Алена Османова — сделала 28 шоу только в Нью-Йорке во время Недели prêt-a-porter, — гордится своей подопечной Стаc Янкелевский. — Это один из наилучших показателей в мире — на такое способны только 5-6 моделей». А еще есть Маша Тельна, Лера Шеремета, Оксана Бондаренко, Маша Маркина, Таня Рубан, Вика Куропятникова, Наташа Пирожкова, Оксана Кучма, Наташа Чабаненко...

Капризные деньги

О гонорарах среди моделей говорить не принято. Съемочный день сейчас стоит минимум €250, соответственно, в месяц при 4-5 съемках — в среднем €1-1,5 тыс. То есть, на эти деньги девочки, как правило, могут только снимать квартиру и питаться. Но как только в портфолио появляются рекламные кампании — аппетиты и возможности стремительно возрастают. Насколько — секрет. Но та же Османова, по словам Янкелевского, сегодня вполне способна платно обучаться в самых престижных университетах мира. Хотя за деньгами девушки едут, как правило, в азиатские страны — Китай, Корею, Японию. Там нет шоу, только работа перед фотокамерой для журналов и каталогов — скука, но суммы гонораров позволяют смело закрывать на нее глаза. Европа — не то место, где зарабатываются миллионы. Здесь модели делают себе имя (которое впоследствии принесет те самые миллионы). «Работа в рекламе — это конечный результат работы, — рассказал Александр из парижского Next. — Причем больше всего котируются косметические бренды — они очень много платят. А фэшн-бренды платят мало. Но для карьеры это престижно — ты „лицо“, ты остаешься в обойме с „топами“. Что касается дефиле — это всегда важно. Об этом мечтают все модели — работать с великими дизайнерами».

Но попасть в западное модельное агентство — это еще не победа. Главное — закрепиться, заставить о себе говорить. Это можно сделать, только если ты у всех на виду, если тебя приглашают сниматься для модных журналов. «Чтобы достичь успеха, нужно нравиться фотографам, — делится профессиональными секретами Снежана Онопко. — Нужно быть трудолюбивой и дружелюбной — за границей это очень ценится. Когда ты куда-то заходишь, нужно обязательно улыбаться. Если ты этого не сделаешь, не получишь работу». Пару лет назад королем в мире фэшн-глянца был Стивен Майзель. Если он фотографировал начинающую модель для fashion story или на обложку, то она сразу становилась «топ». «Сегодняшний модельный бизнес стал настолько капризным и разбалованным, — продолжает Александр, — все твердят: „Нам нужны новые лица“, так что девушке, чтобы остаться на плаву, нужно очень много сил и профессионализма. И даже то, что ты была на обложке Vogue, через четыре месяца уже ничего не значит».

Да, каждая история о золушке уникальна. Но единым остается правило: модельный бизнес складывается из нюансов — внешность, характер, умение нравиться заказчику, способность оказаться в нужном месте в нужное время... Агентство выступает как «тренер», и модельный бизнес — это гремучая смесь спорта и казино. Только в спорте побеждает тот, кто добежал первым. А здесь никогда не знаешь, какая фишка выиграет.

Татьяна Хмелевская
«ПРОФИЛЬ» № 27, 2008


Назад

Открыть учебник

© 2007—2017 Models.ua
Все права защищены. Копирование материалов представленных
на сайте возможно только со ссылкой на сайт models.ua.

Создание сайта — студия «Март»