Реклама ЖК "Изумрудный"

Статьи


2018

2017

2016

2015

2014

2013

2012

2011

2010

2009

2008

2007

декабрь

ноябрь

октябрь

сентябрь

август

июль

июнь

май

апрель

март

февраль

январь

17.09

«Орлы», «зайчики» и прочие козлы…

«Орлы», «зайчики» и прочие козлы…

Должно быть, не только мужчины, но и сами дамы обидятся на меня за эту публикацию. И вероятно, у них для этого будет достаточно веских оснований. Меня, возможно, обвинят в нарушении конвенции, в разглашении наших сугубо девичьих тайн и в несоблюдении правил женской солидарности, которая солидарность и без того уже имеет сомнительную репутацию. Пусть так, но художественная задача и неукротимое стремление поделиться с человечеством всем, что я знаю сама, для меня всегда были выше требований сиюминутной этики.

Как вы думаете, о чем говорят женщины в отсутствие мужчин? Памятник русской письменности ХVI века «Домострой», впоследствии чаще упоминавшийся в значении переносном, настоятельно рекомендует женам, буде они соберутся вместе поговорить и попить чайку, не заниматься пересудами и сплетнями, мужей не обсуждать, а обмениваться кулинарными достижениями и методикой воспитания отроков и отроковиц. Авторы «Домостроя», очевидно, хорошо знали, что интересы о домоводстве хоть и интересны сами по себе, но хороши только в известной пропорции, и ежели их не разбавлять теми самими сплетнями и пересудами, то жизнь покажется пресной и скучной, как еда, приготовленная хозяйкой, напрочь лишенной воображения.

Итак, о чем же говорят девицы, дамы и старушки, когда остаются в сугубо женском обществе? Перемывают косточки общим знакомым? Бахвалятся зарплатами мужей и талантами детей? Примеряют наряды и обсуждают предстоящий отдых на Багамах (Кипре, в Крыму — нужное подчеркнуть)? Не только и не всегда. Наиболее передовые и просвещенные дамы (на современном сленге таких принято называть «отвязными») с большим удовольствием, не избегая и не утаивая друг от друга самых пикантных подробностей, обсуждают мужчин.

Недавно объявились две мои приятельницы и пригласили в гости. Обе дамы работают в частных фирмах, у обеих за плечами университет; обе сумели замуж сходить, разъехаться с мужьями и завести себе бой-френдов.

Им наскучило просто так пересказывать друг другу свои истории, и они решили подвергнуть свой жизненный опыт испытанию научным анализом, а для начала провести классификацию типов мужчин и в зависимости от этого — форм их поведения в отношениях с нами, женщинами. От своих приятельниц я узнала, что все мужчины делятся на два основных вида — «орлов» и «зайчиков» (не путать с классификацией Владимира Кунина, изложенной им в «Интердевочке»), причем симпатии моих подруг явно были но стороне последних. Возможно, эта классификация не оригинальна: Светка призналась, что сама позаимствовала ее у одного из своих «зайчиков», но простая и стройная теория так понравилась им обеим, что охотно приняли ее в качестве основополагающей.

— А что это означает? — спросила я приятельниц. — Кого следует считать «орлом», а кого — «зайчиком»?

— Все очень просто, — ответила Света. — Вот, например, генерал Лебедь. Он, конечно, никакой не лебедь, а «орел». Говорят, российские бабы по нему с ума сходят, а мне такой даром не нужен.

— Как же должен вести себя «зайчик»? Что он собой представляет — что-то вроде «зайки» Киркорова?

— Боже сохрани! — воскликнули в унисон обе и замахали руками.

— Этот такой сладкий, что его нужно запивать огромным количеством чая, — добавила Светка и обобщила: — Зайчик«, общаясь с тобой, будет интересоваться в первую очередь твоим настроением, твоими ощущениями, а не собой, любимым. Это, впрочем, не значит, что он сам к себе плохо относится, но часы свидания он постарается сделать приятными для обоих. «Орел» же будет, даже лаская даму, любоваться собой — профилем, мускулатурой, наконец, интеллектом, если профиль и мускулатура отсутствуют…

Мне показалась симпатичной классификация, предложенная подругами, но я внесла некоторые уточнения, назвав еще и третий вид представителей сильного пола — «утюги». Поправка была принята с воодушевлением и громким смехом. Вечер шел своим чередом, уже опустела первая бутылка прозрачного сухого; пепельница наполнялась малоэстетичными окурками дамских сигарет; детей, собранных по такому поводу под одну крышу, отогнали на ночлег в одну из дальних комнат просторной Светкиной квартиры; телефон наконец умолк, а Лека объявила, что в таком состоянии вести машину отказывается, и согласилась остаться ночевать у Светланы. Пропорционально количеству выпитых напитков разговор становился теплее и задушевнее.

— У всех мужиков всегда есть наготове какой-нибудь подходящий к случаю текст, — произнесла Лека с таким видом, будто она только что открыла бином Ньютона.

— Причем у всех мужиков они одинаковые, вне зависимости от национальности возраста и семейного положения, — добавила Светка со знанием дела.

— А интеллектуальный уровень играет какую-нибудь роль? — спросила я, тайно надеясь на чудо.

— Играет, — сказала Лека. — У интеллектуалов самих текстов больше.

— Не поняла, — растерялась я. — А что, кто-то их считал?!

— У обычного ординарного мужчины стандартный набор состоит из шести текстов, — сказала Светлана. — Мы их пронумеровали, хотя порядковый номер ничего не означает, то есть не следует искать какой-то хронологии. С таким же успехом можно было бы дать этим текстам художественные названия или обозначения цветов. Но мы предпочли номера, так строже и короче. Кроме того, когда мы говорим между собой по телефону, то ради экономии времени вместо того, чтобы пересказывать, что говорил мне вчера мой возлюбленный, просто называю: «А дальше, мол, следует текст номер четыре». Лека прекрасно понимает, что именно сказал мне приятель, а я не затрудняю себя пересказом подробностей.

— А можно мне узнать, что это за тексты? — спросила я с некоторым испугом — опасаясь, что мне откроется сейчас страшная и жестокая тайна.

— Текст номер два звучит, например, так, — ответила Лека. — «Я без тебя умру. Если ты меня бросишь, я сойду с ума, я выброшусь из окна, застрелюсь, повешусь. Неужели тебе не будет меня хоть капельку жалко?!»

— Этот текст обычно сопровождается телодвижениями, — подхватила Светка. — Паданием на колени, объятьями и целованием рук.

— Текст номер шесть, — продолжала Лека, — таков: «Ты с ума сошла! У тебя крыша едет! Ты готова ревновать меня к каждой вешалке, швабре, корове? Мне что, с друзьями нельзя поговорить?!»

— Произносится обычно в кресле у телевизора, с газетой в одной руке и с чашкой кофе в другой, — добавила Светка, взявшая на себя в этот вечер роль добровольного комментатора. — Этот текст завершается традиционной речевой фигурой: «Оставь меня в покое!»

— Текст номер пять: «Как ты думаешь, чем сейчас занимается твой муж? Наверняка весело проводит время с какой-нибудь подружкой», — Лека словно зачитывала фразы по шпаргалке.

— Подождите, — перебила я приятельниц. — Ваша классификация текстов очень интересна, но в ней явно замечаются некоторые противоречия. Так, например, если второй и шестой тексты вполне возможны в устах одного и того же джентльмена, то текст номер пять должен принадлежать другому персонажу.

— Ничего подобного, — возразила Светка. — Один и тот же мужчина произносит их в различных ситуациях и выступая в разных ролях. Так, последний из приведенных текстов, безусловно, принадлежит мужчине, выступающему в данный момент в амплуа «любовника». А предыдущие два выглядят естественно в устах «мужей». Но поскольку одни и те же мужики практически одновременно выполняют обе эти функции, то используют эти речевки активно и с большим воодушевлением.

— Утром он ревнивый муж, — поддержала подругу Лека, — днем страстный любовник, претендующий на главное место в сердце и жизни еще одной дамы, а вечером — вновь муж-брюзга.

— А как звучат остальные «заготовки»?

— Очень банально, — отвечала Лека, затянувшись очередной сигаретой. — «Солнышко, рыбочка, кисонька, лапочка, чего тебе хочется, я выполню любой каприз» — это из номера первого. «Лентяйка, неряха, никудышная мать» — из третьего. «Шлюха, потаскуха, все вы, бабы, одинаковые, никому верить нельзя» — это текст номер четыре. Вот, собственно, и весь джентльменский набор. Прочий словарный запас среднестатистического мужика сводится к функциональному общению: «куда потратила деньги?», «не мешай мне смотреть футбол!» и «сколько можно говорить по телефону?»

— Ну а что же интеллектуалы?

— Цитаты из классики не будем брат в расчет, — объявила Света. — Хотя и они выполняют ту же самую ритуальную функцию. Просто если мы начнем классифицировать цитаты, нам потребуется компьютер и специальная программа. Поэтому остановимся на канонических текстах. Каждое повышение уровня IQ на десять единиц означает владение индивидуумом еще одним-двумя очередными текстами. Это может выглядеть так: «Ты мне очень дорога, я очень боюсь тебя потерять, но я не позволю тебе вторгаться в мою личную жизнь».

— Вариант противоположный, — сказала Лека. — «Ты вольна делать все, что тебе вздумается, но помни, что некоторые твои поступки доставляют мне сильную душевную боль».

— Следующий этап, это у тех, чей интеллект можно считать достаточно высоким: «Ты страдаешь от моей неверности? Ты демонстрируешь мне свое несчастье? Ты хочешь сформировать во мне комплекс вины?!» Еще один текст, который может прозвучать в устах эстета и широкого демократа: «Я люблю тебя так сильно, что мне безразлично, чем ты занимаешься в мое отсутствие. Я уверен, что никто не может любить тебя сильнее, чем я, и ни с кем тебе не и будет так хорошо, как со мной».

— Послушайте, это же замечательный текст! — воскликнула я. 

— На самом деле и он демонстрирует узость мышления, — снисходительно заметила Света. — Откуда он знает, с кем мне будет лучше? Что это за самоуверенность? Кроме того, его рассуждения о моей свободе — не более чем поза. Как только я дам ему повод заподозрить меня в том, что я решила воспользоваться «дарованной» мне свободой, он тут же превратится в того самого среднестатистического мужика со стандартным набором из шести текстов.

— Ну а самое главное — подобные «интеллектуалы» настолько редко встречаются, что трудно провести дальнейшую классификацию, — подытожила Лека. — Моего лично опыта недостаточно, тут нужен социологический опрос.

Вера Рыжикова


Назад

Открыть учебник

© 2007—2018 Models.ua
Все права защищены. Копирование материалов представленных
на сайте возможно только со ссылкой на сайт models.ua.

Создание сайта — студия «Март»