Реклама ЖК "Изумрудный"

Статьи


2016

2015

2014

2013

декабрь

ноябрь

октябрь

сентябрь

август

июль

июнь

май

апрель

март

февраль

январь

2012

2011

2010

2009

2008

2007

26.01

Маша Манюк готова подвинуть Киселева

Маша Манюк готова подвинуть Киселева

О моделях чего только не говорят. В частности, не говорят, как из обычной девушки создать фэшн-звезду, а уж тем более — как ей выжить в тотально доброжелательном мире гламура. Директор успешного модельного агентства «Линия 12» Маша Манюк вызвалась нарушить на благо телезрителей этот молчаливый заговор. Осенью на канале ТЕТ выйдет в эфир шоу «Маша и модели».

Лепкой звезд в режиме реалити займется сама Маша. В проекте она выступит эдаким жестким воспитателем. Впрочем, и в жизни она не фунт изюма. Говорят, мол, стерва, упряма и своего не упустит. Я надела на голову каску и пошла знакомиться с Машей, чтобы узнать о проекте и о ней самой из первых уст. Маша встретила меня улыбаясь, в красивом красном платье и с час терпеливо объясняла, зачем ей при ее популярности еще и телевидение.

— Маша, расскажите, как проходили съемки проекта «Маша и модели»?

— Проект будет интересным, очень откровенным, насыщенным эмоциями… Я в нем не ведущая, а главная героиня. Суть в том, что на кастинг приходят девочки, из них делают звезд, отправляют к клиентам. Мы показываем всю эту динамику. Для меня ничего нового в этом процессе нет, потому что всю жизнь я занимаюсь модельным бизнесом. Чтобы вы поняли, агентство моделей — это такой большой детский сад для взрослых людей. Мне отдают детей с 13 лет, и каждый месяц родители ставят бутылки шампанского за то, что их дети становятся вменяемыми — зарабатывают, ведут себя прилично, становятся обязательными, учатся лучше. Ведь такая работа дает подросткам возможность в юном возрасте зарабатывать деньги совершенно официальным трудом, не имея отношения к каким-то околомодельным эскортным услугам. Только кажется, что модельный бизнес это девочки, мальчики, спонсоры, шмотки, шоу, визажисты. Это сложная работа, сильная конкуренция, потому что все хотят прорваться, и это отражается на характере людей.

У проекта «Маша и модели» есть конкретная социальная задача — мы набираем людей, которые в наших реалиях не могут себе позволить заплатить за школу моделей и в основной, серьезный модельный бизнес в Украине никогда бы не попали. Мы показываем через проект, как можно из человека сделать реально работающую модель хорошо уровня. В общем, веселый проект.

На кастинг «Маша и модели» пришло куча реальных моделей, работающих в Киеве, которых я знаю. Мы их не взяли. Они нам не нужны. У них уже есть взращенная ментальность, которая для телевидения не подойдет. Они умеют продавать себя перед клиентом, слишком наглые. И это будет раздражать абсолютно всех: и меня, и зрителей. Я хочу взять девочку «из грязи» и отправить ее на подиум в Париж. Вот что мне нужно, чтобы удовлетвориться.

— Вы меняли свое поведение перед камерами?

— У меня никогда не было цели попасть в кадр, сражаться, как часто девки делают, выгрызать место зубами. У меня есть идеология. Я считаю, что нужно быть лучшим в своем деле, а не распыляться и разбрасываться. Потому что от этого страдает качество работы. Я занимаюсь международным менеджментом и знаю, что я лучшая.

Когда отбирали главного героя на шоу «Маша и модели», то всем было понятно, что лучше меня нет. Об этом говорили даже мои конкуренты на кастинге: «Она как надо говорит, как надо выглядит, девок дрючит. Это то, что вам нужно». Телевидение меня захватило. Такой работы я еще не видела. Я сама очень работоспособная и требую от людей так же работать. Но настолько бесконечной организованной работы, такого графика, когда ты не успеваешь вообще отдохнуть и погружаешься в воронку работы… Я потом поставила всем бутылку шампанского, и сказала: «Ну, браво, ребята. Я работаю в большой компании много лет, но такого агрессивного и результативного стиля работы еще не видела».

Сначала перед камерами я пыталась сыграть «кино». И это чувствовали режиссеры. Они мне говорили: «Ты не играй, расслабься». Через четыре дня я абстрагировалась от камер, и все пошло по накатанной. Но это было связанно не с тем, что я заставила себя. Был такой режим работы, что иначе просто невозможно. Я была такая выдохшаяся, что меня эти камеры не волновали вообще. Я просто в этом проекте жила, делала то, что делаю в модельном менеджменте ежедневно. И как только я забыла о камерах, все стало на свои места. Мы смотрели пилот, делали анализ, решали, как сделать лучше. Я спрашивала режиссера, нравится ли ему моя работа или нет, потому что я по натуре перфекционист.

— Руководители телевизионного проекта давали вам конкретные задачи, рисовали линию поведения?

— Это не форматное шоу. Я могла делать все, что захочу. Они понимали, что имеют готового персонажа. Есть некий сценарий, но он диктуется тем, что происходит в кадре.

— Создавали провокации, интриги между участницами?

— Телевидению нужны гипертрофированные эмоции. Я не могу сказать, что насильно сталкивали, но конфликтные люди в проекте есть. Если в «Линии 12» я жесткая всегда, то сейчас беременность немного меня смягчила. Я даже не ожидала. Участники шоу хотят выпендриться, быть ярче, проявляют характер. Если бы в офисе модели делали, что я скажу, то в проекте участницы мне еще что-то говорят.

— Как вы отвечали таким зарвавшимся моделям?

— Это стиль обучения людей искусству коммуникации. Понятно, что я не била промеж глаз и не посылала никого. Но достаточно четко и жестко объясняла им правила игры в этом бизнесе. Я как агент воспитываю модель под себя, чтобы мне потом с ней было удобно работать. Это многолетняя методичная работа. У меня должно быть грандиозное терпение. Я им говорю: «Вы должны делать все, чтобы мне с вами было удобно. Я же одна, а вас сорок человек. Только если мне с вами удобно, я буду успевать заниматься каждым из вас». Мы их подучиваем, чтобы они умели с нами общаться.

Были модели, как ни странно — я вообще удивляюсь, что такое может быть — которые не знали, кто я. И я им объясняла.

— У вас успешный бизнес, море работы, семья. Зачем вам нужно это телешоу?

— Я же люблю славу и деньги! Вы не понимаете. Я создана для шоу! Потому что в офисе у меня много интересной, но рутинной работы. Если мне скучно, я начинаю качать «Линию 12», придумывать что-то новое. К тому же, я все успеваю, я тусовочная, я медийный человек. Я амбициозная, самолюбивая. «Маша и модели» — это гламурный проект, где я могу быть классная и красивая. В шоу, где я звезда, я согласна участвовать.

— Модели телешоу подписывают контракт с «Линией 12»?

— Нет, они подписывают контракт с новым агентством «Маша и модели», менеджируются в рамках «Маша и модели», продаются за рубеж в рамках «Маша и модели».

— Зачем создавать совершенно новое агентство?

— Чтобы показать людям, как работает бизнес. Ведь он достаточно закрытый. Если зрителя пустить в «Линию 12», то он вообще ничего не поймет, потому что все работают с полуслова. Поэтому нужно найти новых людей и поставить им другие условия. Так мы постепенно знакомим зрителя с модельным миром. Иначе никто ничего не поймет.

— Насколько будет жестким контракт моделей с агентством «Маша и модели»?

— Контракт будет настолько жестким, насколько люди будут хотеть со мной работать. Если человек не хочет со мной работать, то я его держать не буду. Связано это с тем, что работа агента с моделью — это постоянная взаимосвязь: обсуждение, понимание текущей ситуации, планирование. Если человек не хочет со мной работать, пусть идет на все четыре стороны. Зачем он мне нужен? У меня он один выйдет, и на его место зайдут еще два. Даже очень хорошая модель, какая бы она звезда ни была, но неконтролируемая, сложная, не будет со мной работать. Я — взрослый человек, я звезда, и трачу свою жизнь в своем возрасте на какую-то кикимору, которая рассказывает, как мне жить и работать? Зачем мне это надо? И если в 25 я еще пыталась что-то кому-то доказать, то сейчас я никому ничего не доказываю.

— По каким причинам вы можете уволить модель?

— Я могу уволить модель, если она не выходит на подтвержденную работу. Важно, чтобы модель не только красиво ходила и двигалась, а чтобы у нее мозги были профессиональные. Поэтому мы учим людей в школе моделей. Если девка красавица, но дура, то ничего из нее не получится. Поэтому девки нужны молодые, умные и с хорошим воспитанием.

— Вы наверняка слышали, что вас характеризуют как жесткого человека. Вы согласны с такой характеристикой?

— Вы что, я такая стерва! Я стерва в лучшем проявлении этого слова. Со мной очень хорошо работать, потому что я говорю в глаза то, что думаю. У меня нет никаких закулисных игр, нет такого, что я говорю одно, а делаю другое. Я очень прямолинейная. И это дает мне целый ряд преимуществ. Конечно, я требовательна и никому спуску не даю. И дрючу всех по полной программе, потому что я трачу на них свое время. Это совершенно адекватная характеристика сложившимся обстоятельствам и вообще мне. Чем модели меня больше боятся, тем меня больше уважают, поверьте мне. А чем больше уважают, тем лучше результат, и тем больше я зарабатываю.

— Как вы познакомились с вашим мужем, Юрием Громницким?

— Своего мужа я знаю много лет. Он когда-то долго вел, по-моему, на «1+1» утреннюю программу. И я много лет просыпалась, включала телевизор и слышала его голос. Я ему всегда симпатизировала, притом, что мы никогда не общались. Я как-то даже своей подружке сказала: «Надо найти Громницкого. Где он вообще бродит?». И в какой-то момент кто-то привел его на Ukrainian Fashion Week. И я решила его зацепить, и зацепила. Он был абсолютно счастлив.

Он хорошо ухаживал, дарил мне орхидеи. Громницкий — очень элегантный мужчина, воспитанный, с чувством юмора. В нем присутствует европейская элегантность. И ее даже больше, чем какого-то украинского бахвальства и казацтва. Хотя, это в нем тоже есть. Он очень умный, начитанный, с ним интересно, всегда весело. У него очень хорошая семья, живущая в Триполье. Он сразу понравился моим родителям. Сходу.

— Это вас удивило?

— Нет, у меня ведь хороший вкус. У меня, знаете, такая породистая еврейская семья. И когда ты приводишь домой кавалера, то его все очень внимательно рассматривают. Поэтому кавалеры были в доме представлены очень редко. Встреча прошла очень традиционно.

— Вы дома такая же жесткая, как на работе?

— Дома я нежная и удивительная.

— Сложно перестроиться с жесткой бизнес-леди на добрую жену?

— Я моментально переключаюсь. Я когда-то была на курсах личностного роста. Основная цель этих курсов — научиться переключаться. Это очень серьезный вопрос в жизни, который позволяет тебе уходить от плохих настроений. От дома и семьи я получаю удовольствие. Дома я такая сладкая и нежная. Всю агрессию я выдаю в офисе.

— Способны ли вы на месть?

— Я не мстительная в принципе. Может, это и полезно, но у меня нет на это времени. Чаще всего с тобой поступают неправильно те, кто очень хорошо тебя знает. А зачем им доказывать, что ты не верблюд? Это не имеет никакого смысла. Поэтому я легко расстаюсь и легко отпускаю девок, если вдруг кому-то что-то не нравится. Я не буду тратить время на то, чтобы доказать, что я лучше всех. Свои амбиции я удовлетворяю своими достижениями, а не тем, что попрыгаю на чьем-то трупе.

— Какая у вас амбиция сейчас?

— Я хочу стать Лари Кингом. Не ведущей. У меня достаточно харизмы, знаний, опыта, возраста. Когда я смотрю на всех этих девочек на телевидении, мне смешно. Журналисткам в новостях по 18 лет. Кто их вообще слушает, кому они интересны? Все люди в кадре должны быть серьезными, состоявшимися, тогда они вызывают у аудитории уважение и интерес. Мне нравится ток-шоу, которое делает Ткаченко. Такое шоу — это моя мечта. Мне не интересно работать с Шустером. Он мне глубоко не симпатичен. Потому что у него не украинская ментальность, он распыляет Украину. Мне было бы неинтересно работать на утренних программах, потому что я не люблю веселиться и развлекаться, особенно с утра. Мне нужна какая-то глубокая серьезная программа. Что-то подобное пытается сделать Пальчевский в «Глибинному бурінні», но в нем нет харизмы. Они говорят вроде об умных вещах, но на самом деле глубоко не вникают. Вот Ларри Кинг для меня образец для подражания.

— А Киселева вы как оцениваете?

— На украинском телевиденье есть такая проблема… Каналы не ищут человека, не вкладывают в него, не развивают и не делают под него проекты. Они сегодня его используют, а завтра он перемещается на другой канал. И все, что в него было вложено предварительно, начинает работать на прямых конкурентов. Я этого вообще не понимаю.

Мне непонятно, зачем искать ведущих со стороны. Если ведущий политического ток-шоу не украинец, он никогда не будет работать во славу Украины, не будет объединять страну. У Киселева нет никакой социальной миссии для меня. Он для меня пришлый, как и Шустер. Я считаю, что каналы должны очень внимательно смотреть и оценивать людей, брать серьезных людей под серьезные проекты и никуда их не отпускать. Подписывать с ними такие контракты, чтобы люди работали. Потому что вся эта молодая поросль в кадре, которая пытается прорваться, не вызывают ни доверия, ни уважения. Одеты черт те как, не всегда говорят на украинском языке. Я считаю, что новости, должно быть украиноязычными. «Интер», «ТРК Украина» говорят на русском, пусть они все валят в Россию. Я очень украино-ориентированная.

— Вы уже прощупывали дорогу в этом направлении?

— Нет. Я почву под «Маша и модели» тоже не прощупывала. Если Кучерова оказалась умной, и Докаленко, зная меня, оказался дальнозорким, так вот и пригласили на пробы. Меня, конечно, интересовали «Пацанки», потому что я хотела выступать в роли воспитателя. Вы же понимаете, что в модельном агентстве девки совершенно разные. Но телепродюсеры увидели меня в другой роли — гламурной и звездной. Я сражаться ни за что не буду. Мне есть, чем заниматься. Я, слава богу, зарабатываю достаточно, у меня прекрасная семья, я вполне реализованная. Но если кто-то увидит меня в роли ведущей серьезного проекта, то я, конечно, все предложения рассмотрю.

Так что, дорогие топ-менеджеры, не пропустите тонкий намек Маши Манюк: пора готовить новые лица для отечественного телевидения.

По материалам
МЕДИАНЯНЯ


Назад

Открыть учебник

© 2007—2017 Models.ua
Все права защищены. Копирование материалов представленных
на сайте возможно только со ссылкой на сайт models.ua.

Создание сайта — студия «Март»